Эксперты — о том, почему подрались заключенные в ИК-14 в Хабаровском крае

Общество



Драка, в которой участвовало около двух десятков человек, произошла в жилой секции отряда номер шесть, в котором проживали потерпевшие, говорится в сводке оперативного дежурного ФСИН, попавшей в распоряжение сайта gulagu.net. Туда забежала группа из 10 человек, которые, предположительно, стали бить своих оппонентов ножками от табуреток по голове. В результате двое погибли, а еще двоих пришлось госпитализировать, следует из информации ФСИН. Еще одному человеку госпитализация не потребовалась. Был осуществлен «подъем личного состава» оперативных сотрудников колонии, говорится в официальном документе.

Конфликт возник между двумя группами заключенных, одна из которых сотрудничала с администрацией колонии, а другая — нет, следует из информации gulagu.net. Убитые относились к первым — ими оказались так называемый «смотрящий» за учреждением Сергей Муравьев и его «правая рука» Артем Ефин, сказано в сводке ФСИН.

Они поддерживали требования сотрудников администрации и требовали от других осужденных соблюдения правил внутреннего распорядка, изъятия средств сотовой связи, запрета на употребление и использование наркотических средств и алкогольной продукции, говорится в официальном документе. Состояние двоих пострадавших оценивается как удовлетворительное, еще один человек в тяжелом состоянии, уточняет ТАСС.

Спонтанный характер

В понедельник 6 сентября в ИК-14 направили комиссию центрального аппарата ФСИН, ранее колонию посетили представители Общественной наблюдательной комиссии по Хабаровскому краю.

Как заявила ТАСС председатель ОНК Виктория Макарчук, члены комиссии пришли к выводу, что драка носила спонтанный характер, а жалобы поступали только на медобслуживание.

На запрос «Газеты.Ru» Макарчук не ответила.

С ней не согласен Анатолий Выборный, зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции. «Каждый заключенный живет надеждой на то, что его примерное поведение заметят, и это в дальнейшем сможет повлиять на ослабление режима или даже досрочное освобождение, и потому старается максимально избегать любых конфликтов.

Бунтуют заключенные, когда их доводят до края, до состояния, когда им нечего терять. А это не спонтанный, а длящийся, как правило, долгий процесс», — рассказал он Газете.Ru.

Черная или красная

В зоне, где произошел инцидент, действует строгий режим — здесь содержатся осужденные за особо тяжкие преступления. Правозащитники и адвокаты рассказали Газете.Ru, что почти никогда не получали жалоб оттуда. И их это настораживает. «Для нас отсутствие каких-либо жалоб из той или иной колонии — всегда тревожный звоночек», — добавили «Газете.Ru» в общественной организации «Русь Сидящая» (включена Минюстом РФ в список НКО, выполняющих функцию иностранного агента).

Читать так же:  ФАН публикует топ-5 лучших советских фильмов о войне

«Этот регион (Приамурье. — Газета.Ru) — край «черных» зон», — рассказал координатор этой организации Руслан Вахапов («черными» называются колонии, в которых администрация негласно делегирует криминальным авторитетам часть функций по управлению колонией, в отличие от «красных», где администрация правит безоговорочно). По его словам, для таких ИК как раз характерна полная закрытость.

«Уникальность ситуации в том, что об этой драке вообще стало известно», — утверждает он.

Анатолий Выборный не согласен с подобным определением для колоний Приамурья. По его словам, в годы работы на Дальнем Востоке по линии Генпрокуратуры он не видел ничего, что могло бы позволить сделать такой вывод. А полной закрытости, по его словам, не может быть вообще ни в одной колонии.

«Это звучит как минимум странно, я бы даже сказал, совершенно невероятно. У всех осужденных есть родственники и адвокаты. Мне довольно сложно представить себе, что никто из них за много лет не сделал ни одного официального обращения по поводу неудовлетворительных условий или незаконных действий в прокуратуру или Следственный комитет,» — рассказал депутат, добавив, что заключенные в современную эпоху освоили инструменты отстаивания своих прав, а о принципиальной позиции надзорного и следственного ведомств известно по обе стороны решетки.

«Если бы подобный запрос поступил бы ко мне, я бы немедленно написал бы запрос генпрокурору с просьбой провести тщательную проверку изложенных фактов», — сообщил Выборный.

Руслан Вахапов, в свою очередь, приходит к другим выводам. «Бунт невыгоден никому, ни «черной» части, ни администрации, — рассказал он, — Подумайте сами: участников беспорядков как минимум вывозят в разные колонии, зачастую — в другой регион, все наработанные связи у заключенных моментально теряются. Зачинщикам как минимум предъявляют обвинение в «дезорганизации работы исправительного учреждения, а это еще 10 лет тюрьмы».

По его словам, в результате инцидентов страдает как репутация криминальных авторитетов в регионе, так и служебная репутация сотрудников администрации — за такими происшествиями обязательно следует проверка, зачастую заканчивающаяся увольнением руководителей и оперативных сотрудников.

Читать так же:  ФАН ведет прямую трансляцию Рождественской службы в Храме Христа Спасителя

«Раз информация об инциденте вообще куда-то ушла — значит, это было кому-то нужно и выгодно», — сказал эксперт.

Вахапов полагает, что создавшаяся ситуация могла быть на руку только одной стороне — тем, кто хотел «перекрасить» зону, то есть изменить ее статус с «черной» на «красную». Той же точки зрения придерживается автор публикации в газете «МК», утверждающий, что такими планами Муравьева были недовольны криминальные авторитеты на воле.

По факту произошедшего возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 321 УК РФ («Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества») и по ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство двух лиц»), написал ТАСС.



Источник

Оцените статью
Новости науки и медицины